+7 (499) 394-72-16

Финансы без романсов

Финансы без романсов

По данным на 1 июля 2014 г. в России насчитывалось около 220 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, что сопоставимо с уровнем 1993 г. В 2008 г. после принятых правительством антикризисных мер наметился стремительный рост числа фермерских хозяйств. С 2009 по 2011 гг. их количество фактически удвоилось со 160 до 308 тыс. хозяйств. При этом когда в 2013 г. произошло резкое увеличение фиксированных пенсионных платежей и было принято постановление Правительства РФ № 742 от 27 августа 2013 г., на основании которого крестьянские (фермерские) хозяйства исключены из числа получателей субсидий по кормам для производства свинины, мяса птицы и яиц, численность хозяйств сократилась за 1 год на 65 тыс. Эти примеры наглядно показывают насколько быстро фермерство реагирует на любые перемены в аграрной политике, экономике, нормативно-правовой сфере и т. д. Как влияет на фермерство сегодняшняя непростая экономическая ситуация в стране, с какими проблемами приходится сталкиваться руководителям хозяйств, нам рассказала депутат Комитета по аграрным вопросам Государственной Думы ФС РФ Светлана Максимова.
- Светлана Викторовна, можно ли сегодня делать прогнозы в АПК на 2015 год с учётом сложившейся экономической ситуации в стране?
- Как говорят сами фермеры, кризис в России - это для них самое благоприятное время. Но когда дорожает топливо, минеральные удобрения, средства защиты, сложно удержать цены на собственную продукцию, даже если об этом просит правительство и президент. Сельхозпроизводители - очень мудрые люди. Когда с ними встречаюсь, объясняю ситуацию с бюджетом, рассказываю, как влияют санкции, что существует сговор по ценам на нефть, из-за которого рубль упал, что сейчас России тяжело, что надо поддержать нашего президента, народ с пониманием относится. Я думаю, что все это недолго продлится, потому что страны, которые создали нынешнюю ситуацию, в первую очередь наносят колоссальный вред себе, поэтому нам надо как-то продержаться.
- Как вы считаете, есть ли шанс того, что санкции всё-таки сработают в плюс и в России поднимется сельхозпроизводство?
- Это 100 %. Я уверенна в этом! Здесь самое главное, чтобы чиновники в это поверили и дали возможность сельхозпроизводителям, а не перекупщикам и сетевым магазинам участвовать в госзаказах. Мы даже приняли закон, согласно которому в госзаказе может участвовать только отечественная сельхозпродукция. Но, тем не менее, есть случаи, когда с импортной продукции срываются всякие этикетки и продаются по госзаказу. Ведь, к примеру, на мясе не написано, откуда оно пришло. Важно, чтобы руководящие органы, которые работают на местах в регионах, всё-таки продвигали своих сельхозпроизводителей. А у нас зачастую наоборот. Надо чтобы поменьше у нас было коррупции. Я об этом говорю, потому что точно знаю, что это происходит. Только если интересы сельхозпроизводителей и местной власти будут объединены, санкции положительно скажутся на развитии села.
- С чем связан резкий рост цен на продукты питания в магазинах?
- Скачки цен связаны не столько с санкциями, сколько с неблагоприятными погодными условиями. Если, к примеру, сравнить цены на картофель, то в 2013 г. его стоимость достигала 40-50 руб., а в 2014 г. фермеры в той же Тверской области продавали его по 15-20 руб. Кроме этого, в прошлом году относительно 2013 г. были достаточно низкие цены на свеклу и морковь, и все потому, что был хороший урожай. И это несмотря на то, что введены санкции. При этом когда говорят, что Россия в качестве ответных мер ввела мораторий на ввоз сельхозпродукции из Европы, и отечественные фермеры должны почувствовать себя увереннее, этого не происходит. Почему? Потому что сетевые магазины всё равно не берут российскую продукцию, заменяя отсутствие европейского товара на южноамериканский, китайский и т. д.
Я согласна, если завозят те продукты, которых у нас нет - те же бананы, кокосы и прочее - то, что не выращивается в России, либо чего не хватает. Но когда фермерская продукция отечественного производства гниет в закромах – это неправильно.
Проблема высоких цен никак не связана с фермерами. Все дело в перекупщиках и торговых сетях, которые ставят высокую наценку. Нам нужно уходить от сетевых магазинов. Наши сельхозпроизводители способны создавать собственные магазины шаговой доступности. Я не понимаю, почему правительство регионов, особенно в больших городах, препятствует этому. Ведь в России успешно работают магазины «Белорусский фермер», экологически чистые продукты. (Прим.: В России до сих пор нет закона об этих продуктах.) Но нет настоящего магазина «Российский фермер». И вообще не защищено наименование «российский фермер» как товарный знак - им может назвать себя любой коммерсант, хотя от фермерства он далек и неизвестно откуда привозит продукты.
- Есть ли какие-то законодательные инициативы в этом направлении?
- Да. Мы будем над этим работать, чтобы оградить наименование «российский фермер» и вообще всё, что связано с фермерством и селом, от бессовестного использования этих названий.
- Как вы оцениваете положение дел на рынке кредитования аграрного бизнеса?
- Ситуация сегодня непростая. Во-первых, сельхозпроизводители до такой степени закредитованы, что практически мало, кто получает кредиты. Во-вторых, ужесточились условия получения кредитных средств и поэтому деньги стали мало доступны, особенно мелкому бизнесу. Получается, что крупному бизнесу легче выдать 4 млрд руб., чем 100 тыс. руб. фермеру. Это большая проблема. Мне часто звонят из разных регионов страны и жалуются на эти сложности и не только по Россельхозбанку, но и по Сбербанку, другим коммерческим банкам. Это вопрос нужно решать. В связи с этим уже в 2015 году мы планируем провести круглый стол или парламентские слушания, посвященные этой теме.
- Как на ваш взгляд, будущее российского агропрома за крупным бизнесом или фермерскими хозяйствами?
- Я считаю ошибочным мнение о том, что нужно развивать только крупный бизнес. Если взглянуть на кредитную историю больших предприятий, то можно увидеть, что они сейчас в долгах. Мелкий бизнес практически полностью рассчитался по кредитам с банками, так как руководители таких предприятий отвечают своим личным имуществом, и поэтому стараются производить все платежи вовремя. В связи с этим возникает вопрос, почему банки и правительство закрывают глаза на складывающуюся ситуацию и опять «вбухивают» деньги в холдинги? На мой взгляд, это ошибка.
Если рассматривать ситуацию по росту поголовья КРС, увеличению молока, то опять же тенденция к развитию отмечается в мелком бизнесе, в тех же фермерских хозяйствах, сельскохозяйственных потребительских кооперативах. Конечно, в процентном эквиваленте это немного, но если считать по масштабу увеличения производства, то это очень значительный рост. Если посмотреть на большие холдинги, то крупный бизнес практически не занимается овощеводством, предпочитая развивать мясное и молочное животноводство, так как это выгодно, и в этих направлениях можно быстрее получить доход. Поэтому важно обратить внимание на мелкий бизнес, побольше его субсидировать.
- Светлана Викторовна, как складывается ситуация в вашем регионе, в Тверской области?
- В нашем регионе все складывается неплохо. Я часто собираю совещания с мелким и крупным бизнесом, стараюсь помогать сельхозпроизводителям как председатель Союза фермеров.
- С какими вопросами обычно обращаются сельхозпроизводители, на что жалуются?
- В первую очередь, на поднятие цен и недостаток субсидий. Хотя в Тверской области выделяются довольно-таки приличные средства, нежели в других регионах, но всё равно жалуются. При этом многие ездят на дорогих автомобилях, строят большие дома – и это здорово! Так и должно быть. Если мы хотим поднять село, то в первую очередь должны подумать о мелком бизнесе, который развивают люди, живущие в деревне. Они чистят дороги, ездят бабушкам за хлебом, помогают школам и больницам. Зачастую многие фермеры даже газ проводят в село для себя и для бабушек, которые всю жизнь прожили в сельской местности с углем и дровами. Если уходит последний фермер, то село умирает. Я считаю, что фермерское хозяйство - это один из социально значимых объектов в сельской местности, который дает и работу, и кормит село.
- На ваш взгляд, можно ли сегодня российское фермерство назвать бизнесом?
- Конечно можно! Это самый что ни на есть настоящий бизнес! И если мне кто-то скажет, что это проигрышный бизнес – никогда не поверю. Я сама работала на селе и знаю, что ни один человек не будет работать, если ему это невыгодно! Когда фермер покупает за 6-7 млн руб. комбайн и возмущается, что весь в кредитах, что можно возразить? Государство даёт возможность приобрести высокотехнологичную технику в кредит, на это выделяются субсидии, но это прибыль! Выбор любого предпринимателя в том, как лучше распорядится прибылью: купить два мерседеса, чтобы потешить самолюбие, или один надежный комбайн, который будет в дальнейшем способствовать получению еще большей прибыли.
Сельское хозяйство - это такое дело, которое зависит и от чиновников, и от Бога, и от погоды, конечно же.
- Вы посетили очень много зарубежных хозяйств, в частности, в рамках проекта Российско-Германский диалог. Что бы, на ваш взгляд, российские фермеры могли подчерпнуть у зарубежных коллег?
- Я всегда говорю своим фермерам: ребята, если бы вы жили в Германии и работали в тех условиях, в которых работают они, вы бы давно закрылись. Потому что там фермер вкалывает самостоятельно. Он не может позволить себе иметь наёмных работников, кроме как на сезонные работы. Все остальное время трудится он сам и его семья.
Кроме того, нам важно научиться правильной культуре работы. В своё время был заключен финско-русский договор, и я возила фермеров в Финляндию, чтобы они посмотрели, как там устроен сельский бизнес. После этой поездки мне часто звонили жены фермеров и спрашивали, что там, в Финляндии, с мужиками сделали, что они, приезжая домой, начинали убирать весь хлам в хозяйствах. Это – культура. В заграничном фермерском хозяйстве все красиво, заасфальтировано. На это выделяются огромные субсидии. Там сложились целые поколения фермеров, тогда, как нашим всего 25 лет. К примеру, в Аргентине мы посетили хозяйство, где работает четвертое поколение семьи. Им уже не надо строить себе дома, скотные дворы - у них всё это есть и сделано капитально.
Нашим фермерам стоило бы поучиться внедрению современных технологий в хозяйства. В России примером этому может служить фермерское хозяйство «Азамат» из Дагестана. Ему может позавидовать любой европейский фермер. Здесь производят целебное козье молоко, занимаются развитием мясного скотоводства. Хозяйство является лидером механизации, автоматизации трудоемких процессов дойки коз, навозоуборки, водоподачи, есть цеха по переработке продукции и забою скота.
Еще важно научиться кооперироваться, объединять свои усилия. Каждый российский фермер в душе «кулак». Он живет и работает сам по себе и для себя. А за границей фермеры объединены, они – сила, к их мнению прислушивается правительство. У нас тоже есть ассоциации, которые год от года становятся довольно-таки сильными. Но кооперация идет очень трудно. Фермеры никак не могут понять, что один в поле не воин. Чтобы произвести качественную конкурентоспособную продукцию, нужно закупить оборудование, чтобы придать ей гастрономический вид, требуется специальная обработка. Одному человеку это сделать сложно.